Вернись, я все прощу

Совместный московский концерт Pain и Nightwish явил собой тот редчайший случай, когда группа на разогреве оставила о себе больше положительных впечатлений, нежели хедлайнер. Это при том. что хедлайнера ждали в России целых пять лет! Затея продемонстрировать публике новую вокалистку Nightwish созрела еще в прошлом году, однако в силу грянувшего кризиса организаторы отменили мероприятие, заставив российских фанатов терзаться неизвестностью еще год. Оказалось, что ожиданию, подогретому пиратскими роликами на YouTube, помпезным DVD "End Of An Era" и диском "Dark Passion Play", стоило оставаться неоправданным... 

Смысл совместных гастролей многие видели в хоровом исполнении хитов с альбома "Cynic Paradise", в записи которого принимала участие новая вокалистка Nightwish Анетт Ользон (Anette Olzon). В частности, европейские слушатели уже имели возможность наблюдать "живую" версию "Follow Me", которую Анне недавно исполнила дуэтом с Pain.

Однако, как выяснилось, группы предпочли не джемовать, а чинно отыграли каждая свою часть марлезонского балета. На долю Pain достались жалкие полчаса игры, поэтому группе пришлось гнать во весь опор. Разумеется, в таких условиях было необходимо "показать товар лицом", исполнив "Shut your mouth" и "Monkey Business". Редчайший случай - именно на этом выступлении звук в зале был отстроен идеально: нетравматичные низкие частоты, нерезкий верх, четко различимые партии. Добавила радости и пиротехника, начавшая взрываться под конец выступления команды.

С Nightwish дело обстояло похуже: невзирая на все усилия звукорежиссеров, звук ушел и боле не вернулся. Точнее, ушел именно благодаря усилиям звукорежиссеров, которые просто двинули все ручки вперед. Однако это обстоятельство могло испортить впечатление лишь тем, кто до этого отслушал выступление Pain, в то время как основная масса народа попала в зал уже после окончания их сета, и нелестного сравнения для себя не сделала.
Группа стартовала с "7 Days To The Wolves", и на сцену выскочила пышная девица в бушлате поверх кукольного платьица - героиня вечера. Круглые щечки, круглые глазищи, луженая глотка, толстая попка - Анетт Ользон оказалась воплощением стереотипа хохотушки-скандинавки; что понесло в гот-металл эту исполнительницу каверов ABBA, не способен ответить, пожалуй, никто. Поклонники Тарьи Турунен (Tarja Turunen) любят упрекать Анетт в том, что ее вокальные возможности куда скромнее тарьиных, упирая в основном на недостаточную широту ее диапазона. Однако основная проблема с вокалом Анетт заключается вовсе не в колоратуре. Ее голос - плоский, малоэмоциональный; там, где певица ощущает необходимость интонировать, она попросту кричит. Эту особенность вокала певицы бессменный композитор группы, Туомас Холопайнен (Tuomas Holopainen), учел при создании новых композиций с "Dark Passion Play", однако когда Анетт берется исполнять песни из архива, рассчитанные на академическую манеру исполнения, ей приходится прибегать к неуклюжим ухищрениям. Когда девица не способна вытянуть нужную ноту, она ничтоже сумняшеся поет на тон ниже либо начинает верещать в стиле группы Тату, подбавляя в партию... йодль. Фиаско становится особенно очевидным, когда Анетт выводит "Ever Dream", требующую определенной мощи, и даже когда она поет "The Siren" - витиеватую композицию с чуть плывущими "восточными" элементами, становится очевидно, что песня исполняется в "эконом-варианте". Бессмысленные крики продолжаются и на "Romanticide", и на "Nemo". Безнадежно загублена "Ghost Love Score". Возможно, в группе действительно установился желанный моральный климат, однако с точки зрения зрителя происходящее на сцене выглядит полным фарсом.

И не успели мы с коллегами обменяться впечатлениями и прийти к мнению, что новой вокалистке, которая выглядит как участница группы Комбинация 1989 года выпуска и поет в том же духе, нужно выключить микрофон, как Анетт, словно услышав наши молитвы, уронила микрофон сама. Посреди песни. И радовалась этому обстоятельству как ребенок.

Положение выправляет Марко Хиетала (Marco Hietala), чьи партии, традиционно сочетающие замысловатость с драйвом, буквально спасают композиции. А его исполнение красивейшей баллады "The Islander" с маленьким соло-сюрпризом от Туомаса в конце звучит как отчетливая отсылка к Jethro Tull. И чем лучше играли музыканты, тем чаще из толпы раздавались крики: "Тарья! Тарья!".
Публика права - команда, которая сделала своей "торговой маркой" сочетание академического вокала с мощными риффами и глубокими проговыми синтезаторами, ныне - всего лишь "одна из тяжелых групп с теткой на вокале".

Терпение Марко лопнуло под конец, когда он обратился к толпе с отрывистым "Thank you and fuck me!" И тебе спасибо, Марко.

Пожалуй, группе Nightwish пора признать, что эксперимент с участием Анетт - огромная ошибка, и написать своей экс-вокалистке очередное открытое письмо. Мы даже готовы помочь музыкантам с его составлением. Начинаться это письмо должно словами:
"Милая Тарья! Прости нас и вернись. Ты - звезда, делавшая нашу группу уникальной. Мы дураки и больше никогда-никогда не будем!.."

Другие новости по теме: